Дунайская волна
Главная : Литература : История Статьи : Библиотека
 

ЧЕСТНОЕ ИНДЕЙСКОЕ, ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ, ВЕЛОСИПЕДИСТ (рассказы)

Честное индейское

Мы с Серёгой учились в первом «Б». Однажды после уроков засели у него дома, чтобы вволю настреляться из настоящей «воздушки». Не каждому выпадало такое счастье – иметь личное ружье и чтоб не три копейки пулька, а стреляй сколько влезет и куда угодно, лишь бы не в экран телевизора.

К тому же у того ружья, даже приклад был не пластиковый, а самый настоящий - деревянный. Серёга божился, что «воздушка» с деревянным прикладом бьет в сто раз дальше обычной. Врал, наверное.

Точным выстрелом мы взорвали тарелку, испугались, подмели осколки и сделали маленький перерыв, а то до прихода родителей, тарелки могли быстро закончиться.

Включили телик, там шёл детский фильм про то, как такие же славные парни, как мы с Серёгой, построили самый настоящий двухместный вертолёт с педальным приводом. Да только, в конце случилась у них неприятность – не смогли взлететь. Крутили винтом как бешенные, но от земли так и не оторвались. Стали сбрасывать лишний груз, даже некоторые доски поотрывали, но вертолет лететь почему-то не захотел.

Мы так прониклись этой драматической историей, что тут же решили срочно построить такой же вертолёт, чтобы еще до зимних холодов улететь в Сибирь к индейцам. Уж мы-то взлетим, не то, что эти хлюпики из фильма. Вот только груз нужно действительно уменьшить и продумать до грамма. А что самое главное в Сибири? Конечно же «воздушка». А как ее облегчить? Правильно, нахрен спилить приклад. Сказано – сделано, Серёга покопался в дедовых инструментах, нашёл пилу и тут же под корень откромсал приклад.

Вот тут и вернулся домой хромой Серёгин дед. Он посмотрел на свежие стружки, подобрал с пола несчастный приклад и очень захотел хоть что-нибудь от нас услышать.

Мы всё и рассказали. А куда было деваться?
Дед, на удивление, серьёзно отнесся к истории про сибирских индейцев и сказал:

- Послушайте, ребята, план у вас неплохой и я не стану вас отговаривать, более того, Серёжа, я прикрою тебя от отца, скажу ему, что это я случайно уронил ружье с балкона и приклад сломался об асфальт, но за это вы должны пообещать мне, что возьмёте меня с собой. К индейцам улетим втроём. Знаете как я смогу педали раскрутить? Хо-хо, не только взлетим, но уже через час будем в Сибири. Только нужно немного обождать. Мне скоро обещают сделать операцию и вынуть немецкий осколок из колена, вот тогда сразу построим вертолёт и улетим. А без этого никак.

- Деда, а долго ждать твою операцию?

- Ну, год, два, не больше.

- Ого! Это долго!

- Не переживайте, может и полгода. У меня, кстати, и доски для винта есть на примете.

- Доски? Ладно, подождём.

- Вот и молодцы. Только дайте слово, что без меня не будете ничего делать. Как только я ногу вылечу, так всё сразу и построим.

- Даем честное индейское.

…Частенько мы собирались втроём, шушукались, рисовали чертежи вертолёта, составляли списки необходимых для Сибири вещей, в общем, серьёзно готовились к побегу. Ещё немного и...

А года через два, деда похоронили вместе с немецким осколком в колене.
Мы с Серёгой долго горевали и решили никуда не лететь, дали ведь деду «честное индейское»...

P.S. С праздником вас! Вспомните всех своих и чуть-чуть Серёгиного деда…


Дачный следователь

Мой старинный друг бывший КГБэшник Юрий Тарасович, в последние годы почти безвылазно живёт на даче. Его дочка Оксана считает себя очень умной и самостоятельной, а потому никогда не просит у отца ни совета, ни помощи. Упрямством она пошла в отца, а умом… в себя, наверное:
«Папа, ну что ты можешь мне посоветовать, если у тебя даже нет камеры в телефоне?»

Прошлой весной Оксана попала в серьёзную аварию. Ехала на «зелёный» и в «бочину» протаранила посольскую машину набитую кучей негров. Обе машины под списание, негры тоже поломаны, но все живы, хорошо хоть сама осталась невредима.

Беда в другом: поломанные негры в один голос кричали, что как раз они-то и ехали на «зелёный». Видорегистраторов ни у кого не было. Слово против слова. К тому же у негров оказался очень ценный свидетель – офицер полиции, между прочим. В свой выходной день он сидел на улице за пластиковым столиком возле кафе, пил кофе и наблюдал перекрёсток как на ладони.

Так вот, он клятвенно утверждал, что это негры ехали на «зелёный», а Оксана на «красный». Замаячили миллионные иски по возмещению вреда негритянского здоровья, не говоря уже о лишении прав.

Юрий Тарасыч хотел было взвалить эту беду на себя, провести собственное расследование и разобраться что к чему, но Оксана отрезала:

- Папа, не лезь ты в это дело, у тебя давление. Сиди на даче, футбол смотри. Сама разберусь.
Может ты и был хорошим следователем, но когда это было? Сорок лет назад и в другой стране!  Сейчас всё другое! Совсем другая жизнь, в которой ты просто маленький ребенок! Все, не морочь мне, папа, голову и так тошно.

Наняла Оксана опытного адвоката, тот похлопал крыльями, поклевал зерно, да и отказался, дескать, дело проигрышное, против нас целая, не самая маленькая африканская страна, да плюс ещё и московский полицейский. Потом появился адвокат подороже, результат от него был примерно тем же, только он перед уходом склевал гораздо больше зерна.

Приближался суд, Оксана все время плакала и Тарасычу, наконец удалось выудить из дочки кое-какие подробности дела. Каково же было всеобщее удивление и замешательство, когда главный свидетель - старший лейтенант полиции встал в суде и заявил:

- Ваша честь, на разрешающий сигнал светофора ехала вот эта гражданка, а вот эти темнокожие товарищи на «Вольво», ломились на «красный», от чего и пострадали, а то что я на предварительном следствии показывал обратное, так это я недопонял вопроса следователя.

Судья хлопнул молоточком и вынес решение в пользу Оксаны. Страховая компания сполна выплатила за убитую машину и даже посольство африканской страны выразило Оксане свои сожаления.

Юрий Тарасович поздравил, похвалил дочку и спросил:

- А почему, все же, свидетель изменил свои показания?

- Да чёрт его знает? Может совесть заела, а может быть он увидел мою решимость, испугался и понял, что я этого так не оставлю, пойду до конца.

- Может быть, может быть…

И только мне Тарасыч по секрету рассказал «откуда ноги растут». За день до суда, он таки провёл свое маленькое дачное расследование и потратил на него ровно 20 минут. Хватило всего трёх звонков.

Первым звонком он выяснил, что свидетель не просто московский мент, а по «чистой случайности», мент, который охраняет то самое посольство.

Вторым звонком Юрий Тарасыч узнал, что в день аварии, с самого утра моросил дождик и кафе вообще не выставляло на улицу столиков.

А третьим звонком Тарасыч потревожил самого мента и поведал ему о содержании двух предыдущих…

Я уговариваю Тарасыча всё рассказать Оксане, но старик упирается: - «Она у меня такая независимая и гордая, ей будет обидно…»

Велосипедист

Рядовой Гусев пошёл в самоволку, подошла его очередь. Погода была отличная, настроение тоже ничего, почти гражданское, в кармане длинный список заказов и куча денег без сдачи, а за плечами пустой вещмешок.

Гарнизон маленький совсем: десяток пятиэтажек, два магазина и три воинские части.

На новеньком велике мимо проехал Витя - знакомый пацан лет тринадцати, когда-то на Новый Год, Гусев помог ему купить большие взрослые петарды. Велосипед у Вити противно щёлкал и хрустел, а поскольку рядовой Гусев в прошлой жизни был заядлым велосипедистом-перфекционистом, то эти звуки его просто убивали. Пришлось Гусеву тормознуть пацана и послать домой за инструментами, а потом, сидя на асфальте, минут сорок регулировать переключение передач.

После полной победы над противными щелчками, довольный Витя сгонял за мылом, полотенцем и бутылкой с водой, чтобы мастер хорошенько отмыл руки от мазута. 

Короче, рядовой Гусев совсем выбился из графика и в магазин он попал только перед самым закрытием. Накупил полный мешок: лимонада, сгущёнки, сигарет, лезвий, батареек и прочих солдатских драгоценностей из списка, даже бутылку пива прикупил, и тяжело нагруженный, быстрым шагом направился обратно на "базу", чтобы успеть к построению на ужин.

И тут, откуда ни возьмись, за спиной прозвенел противный голос:

- Товарищ солдат! Подойдите ко мне!

Кто бы мог подумать, что в этом Богом забытом городишке случается самый настоящий патруль? Капитан и два солдата по бокам, всё как положено. Были бы хоть свои, а то какие-то танкисты.
В переговоры Гусев решил не вступать, а использовать расстояние до патруля, как фору в беге.
Капитан за спиной дико кричал, обещая затеять беспорядочную стрельбу, но Гусев даже не оборачивался, старался не сбить дыхание.

Проклятый мешок тянул беглеца к земле и солидные пятнадцать метров форы постепенно превратились в жалкие десять. Если сбросить груз, то убежать, конечно, можно, но как потом рассчитываться со всей казармой? Гусев резко свернул во двор, охотники заметили маневр и не отставали.

На лавочке сидел мальчик Витя и ел мороженое, велик лежал рядом. Задыхаясь, Гусев прохрипел пару слов, типа: «Выручай брат, потом верну», схватил идеально-отрегулированный велосипед, оседлал его и растворился в вечерних сумерках. Даже нечеловеческий мат капитана быстро угас где-то далеко позади, смешавшись с лаем дворовых собак. Мокрый от пота вещмешок был успешно доставлен в казарму, а спасительный велик надёжно припрятан в каптёрке.

На следующий же день, Гусев через товарища, который шёл в увольнение, передал Вите – куда и когда подойти за своим великом.

Вечерком, после ужина, рядовой Гусев вместе с велосипедом перелез через забор части, закурил и стал ждать мальчика Витю в заданном месте. Даже подарок ему приготовил - почти новый кожаный ремень, чтобы без обид обошлось.

Вдруг совсем рядом, за спиной, раздался до боли знакомый противный голос:

- О, кого я вижу?! На ловца и зверь! Что, бегунок, далеко ты от меня убежал?

Это был вчерашний капитан, начальник патруля, собственной персоной, но уже без солдат:

- Я смотрю, ты опять в самоволке.

- Никак нет, товарищ капитан.

- Что, «никак нет»? Ты за территорией своей части, а значит в самоволке - это губа, боец! Ещё и с краденным велосипедом, а это уже на дисбат тянет!

- Я не украл, я…

- Молчать! Смирно! Короче так, велосипед я конфисковываю и можешь быть свободен, я сегодня добрый. Только больше мне на глаза не попадайся, в следующий раз точно пристрелю.

- Но, товарищ ка…

- Руки от руля убрал! Вот так. Кру-гом! Через забор, шагом - арш!

Рядовой Гусев сидел верхом на заборе родной части и тосковал. Уж лучше бы он вчера выбросил мешок и убежал. Велик гораздо дороже, придётся теперь писать родителям, чтобы деньги выслали. Но, кто же мог знать?

Внизу "дзенькнул" велосипедный звоночек и раздался всё тот же противный голос капитана:

- Да, кстати, боец, совсем забыл, тебе Витя привет передавал. Я его отец. Всё, свободен…

Автор: GRUBAS

Источник: storyofgrubas.livejournal.com

-----------  

Уважаемые читатели, сообщайте друзьям своим, размещайте ссылки на наше независимое издание в социальных сетях, на других интернет-ресурсах. Вместе мы -- сила! 

Новые музыкальные ролики, не вошедшие в раздел «Музыкальная шкатулка», вы можете отыскать на канале Youtube.com – «Дунайская волна» dunvolna.org

https://www.youtube.com/channel/UCvVnq57yoAzFACIA1X3a-2g/videos?shelf_id=0&view=0&sort=dd

Музыкальная шкатулка

Библиотека Статьи : История Литература : Главная :
Информационно-культурное электронное издание "Дунайская волна"© 2015  
Эл. почта: dunvolna@rambler.ru