Дунайская волна
Главная : Литература : История Статьи : Библиотека
 

ШТОПАЛЬЩИК И ПІСТУНКА…

Штопальщик (рассказ. В сокращённом виде)

Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. -- М., Правда, 1989   

Преглупое это пожелание сулить каждому в новом году новое счастие, а ведь иногда что-то подобное приходит. Позвольте мне рассказать вам на эту тему небольшое событьице, имеющее совсем святочный характер...

…Местность, где находился дом Лепутана, была за Москвой-рекою к Яузе, где-то на бережку. Теперь я уже не припомню, в каком это приходе и как переулок называется… и вот в этом-то объезде шесть или семь домиков, все очень небольшие, серенькие, деревянные, один на каменном полуэтаже. Этот был всех показнее и всех больше, и на нём во весь фронтон была прибита большая железная вывеска, на которой по чёрному полю золотыми буквами крупно и чётко выведено: "Maitr taileur Lepoutant" [портной Лепутан -- франц.].

… но мне странно показалось…

-- …русский или француз?..

-- Ах, это, -- говорит, -- совершенные пустяки -- одна лаферма. Да и то на главной вывеске по-французски, а вот у самых ворот, видите, есть другая, русская вывеска, эта вернее.

Смотрю, и точно, у ворот есть другая вывеска, на которой нарисованы армяк и поддёвка и два чёрные жилета с серебряными пуговицами, сияющими, как звёзды во мраке, а внизу подпись: "Делают кустумы русского и духовного платья, со специальностью ворса, выверта и починки"…

…пожелал рассказать мне странную историю: как и по какой причине он явился "под французским заглавием"…

-- Моя фамилия, сударь, -- сказал он, -- вовсе не Лепутан, а иначе, -- а под французское заглавие меня поместила сама судьба.

-- Я природный, коренной москвич, из беднейшего звания. Дедушка наш у Рогожской заставы стелечки для древлестепенных староверов продавал. Отличный был старичок, как святой, -- весь седенький, будто подлинялый зайчик, а всё до самой смерти своими трудами питался: купит, бывало, войлочек, нарежет его на кусочки по подошевке, смечет парочками на нитку и ходит "по христианам", а сам поёт ласково: "Стелечки, стелечки, кому надо стелечки?" Так, бывало, по всей Москве ходит и на один грош у него всего товару, а кормится. Отец мой был портной по древнему фасону… и меня к своему мастерству выучил. Но у меня с детства особенное дарование было -- штопать. Крою не фасонисто, но штопать у меня первая охота. Так я к этому приспособился, что, бывало, где угодно на самом видном месте подштопаю и очень трудно заметить. Старики отцу говорили:

-- Это мальцу от Бога талан дан, а где талан, там и счастье будет.

Так и вышло; но до всякого счастья надо, знаете, покорное терпение, и мне тоже даны были два немалые испытания: во-первых, родители мои померли, оставив меня в очень молодых годах, а во-вторых, квартирка, где я жил, сгорела ночью на самое Рождество, когда я был в божьем храме у заутрени, -- и там погорело всё моё заведение, -- и утюг, и колодка, и чужие вещи, которые были взяты для штопки. Очутился я тогда в большом злострадании, но отсюда же и начался первый шаг к моему счастию.

Один давалец, у которого при моем разорении сгорела у меня крытая шуба, пришёл и говорит:

-- Потеря моя большая, и к самому празднику неприятно остаться без шубы, но я вижу, что взять с тебя нечего, а надо ещё тебе помочь. Если ты путный парень, так я тебя на хороший путь выведу, с тем однако, что ты мне со временем долг отдашь.

Я отвечаю:

-- Если бы только бог позволил, то с большим моим удовольствием -- отдать долг почитаю за первую обязанность.

Он велел мне одеться и привёл в гостиницу напротив главнокомандующего дома к подбуфетчику, и сказывает ему при мне:

-- Вот, -- говорит, -- тот самый подмастерье, который, я вам говорил, что для вашей коммерции может быть очень способный.

   Коммерция их была такая, чтобы разутюживать приезжающим всякое платье, которое приедет в чемоданах замявшись, и всякую починку делать, где какая потребуется.

   Подбуфетчик дал мне на пробу одну штуку сделать, увидал, что исполняю хорошо, и приказал оставаться.

-- Теперь, -- говорит, -- Христов праздник и господ много наехало, и все пьют-гуляют, а впереди ещё Новый год и Крещенье -- безобразия будет ещё больше, -- оставайся…

-- Ну, смотри, действуй, -- здесь нажить можно. А только его (то есть подбуфетчика) слушай, как пастыря…

Отвели мне в заднем коридоре маленький уголочек при окошечке, и пошёл я действовать. Очень много, -- пожалуй и не счесть, сколько я господ перечинил, и грех жаловаться, сам хорошо починился, потому что работы было ужасно как много и плату давали хорошую. Люди простой масти там не останавливались, а приезжали одни козыри, которые любили, чтобы постоять с главнокомандующим на одном местоположении из окон в окна.

Особенно хорошо платили за штуковки да за штопку при тех случаях, если повреждение вдруг неожиданно окажется в таком платье, которое сейчас надеть надо. Иной раз, бывало, даже совестно, -- дырка вся в гривенник, а зачинить её незаметно -- дают золотой.

Меньше червонца дырочку подштопать никогда не плачивали…

Из денег мне, из каждой платы, давали третью часть, а первую брал подбуфетчик, другую -- услужающие, которые в номерах господам чемоданы с приезда разбирают и платье чистят. В них всё главное дело, потому они вещи и помнут, и потрут, и ДЫРОЧКУ КЛЮНУТ, и потому им две доли, а остальное мне. Но только и этого было на мою долю так достаточно, что я из коридорного угла ушёл и себе на том же дворе поспокойнее комнатку занял, а через год подбуфетчикова сестра из деревни приехала, я на ней и женился. Теперешняя моя супруга, как её видите, -- она и есть, дожила до старости с почтением, и, может быть, на её долю всё бог и дал… и вдруг... случилась удивительная неожиданность.

Пришло опять Рождество, и опять канун на Новый год. Сижу я вечером у себя -- что-то штопаю, и уже думаю работу кончить да спать ложиться, как прибегает лакей из номеров и говорит:

-- Беги скорей, в первом номере страшный Козырь остановимшись, -- почитай всех перебил, и кого ударит -- червонцем дарит, -- сейчас он тебя к себе требует...

-- На бал, -- говорит, -- он стал одеваться и в самую последнюю минуту во фраке на видном месте прожжённую дырку осмотрел, человека, который чистил, избил и три червонца дал. Беги как можно скорее, такой сердитый, что на всех зверей сразу похож.

Я только головой покачал, потому что знал, как они проезжающих вещи нарочно портят, чтобы профит с работы иметь, но, однако, оделся и пошёл смотреть Козыря, который один сразу на всех зверей похож.

Плата непременно предвиделась большая, потому что первый номер во всякой гостинице считается "козырной" и не роскошный человек там не останавливается; а в нашей гостинице цена за первый номер полагалась в сутки, по-нынешнему, пятнадцать рублей, а по-тогдашнему счёту на ассигнации -- пятьдесят два с полтиною…

Этот, к которому меня теперь привели, на вид был ужасно какой страшный -- ростом огромнейший и с лица смугл и дик и действительно на всех зверей похож.

-- Ты, -- спрашивает он меня злобным голосом, -- можешь так хорошо дырку заштопать, чтобы заметить нельзя?

Отвечаю:

-- Зависит от того, в какой вещи. Если вещь ворсистая, так можно очень хорошо сделать, а если блестящий атлас или шёлковая мове-материя, с теми не берусь.

-- Сам, -- говорит, -- ты мове, а мне какой-то подлец вчера, вероятно, сзади меня сидевши, цигаркою фрак прожёг. Вот осмотри его и скажи.

Я осмотрел и говорю:

-- Это хорошо можно сделать.

-- А сколько времени?

-- Да через час, -- отвечаю, -- будет готово.

-- Делай, -- говорит, -- и если хорошо сделаешь, получишь денег полушку, а если нехорошо, то головой об кадушку. Поди расспроси, как я здешних молодцов избил, и знай, что тебя я в сто раз больнее изобью.

Пошёл я чинить, а сам не очень и рад, потому что не всегда можно быть уверенным, как сделаешь: попроховее сукнецо лучше слипнет, а которое жёстче, -- трудно его подворсить так, чтобы не было заметно.

Сделал я, однако, хорошо, но сам не понёс, потому что обращение его мне очень не нравилось. Работа этакая капризная, что как хорошо ни сделай, а все кто охоч придраться -- легко можно неприятность получить.

Послал я фрак с женою к её брату и наказал, чтобы отдала, а сама скорее домой ворочалась, и как она прибежала назад, так поскорее заперлись изнутри на крюк и легли спать.

Утром я встал и повёл день своим порядком: сижу за работою и жду, какое мне от козырного барина придут сказывать жалование -- денег полушку или головой об кадушку.

И вдруг, так часу во втором, является лакей и говорит:

-- Барин из первого номера тебя к себе требует.

Я говорю:

-- Ни за что не пойду.

-- Через что такое?

-- А так -- не пойду, да и только; пусть лучше работа моя даром пропадает, но я видеть его не желаю.

А лакей стал говорить:

-- Напрасно ты только страшишься: он тобою очень доволен остался и в твоём фраке на бале Новый год встречал, и никто на нём дырки не заметил. А теперь у него собрались к завтраку гости его с Новым годом поздравлять и хорошо выпили и, ставши о твоей работе разговаривать, об заклад пошли: кто дырку найдёт, да никто не нашёл. Теперь они на радости, к этому случаю присыпавшись, за твоё русское искусство пьют и самого тебя видеть желают. Иди скорей -- через это тебя в Новый год новое счастье ждёт.

И жена тоже на том настаивает -- иди да иди:

-- Мое сердце, -- говорит, -- чувствует, что с этого наше новое счастье начинается.

Я их послушался и пошёл.

Господ в первом номере я встретил человек десять, и все много выпивши, и как я пришёл, то и мне сейчас подают покал с вином и говорят:

-- Пей с нами вместе за твоё русское искусство, в котором ты нашу нацию прославить можешь.

И разное такое под вином говорят, чего дело совсем и не стоит.

Я, разумеется, благодарю и кланяюсь, и два покала выпил за Россию и за их здоровье, а более, говорю, не могу сладкого вина пить через то, что я к нему не привычен, да и такой компании не заслуживаю.

А страшный барин из первого номера отвечает:

-- Ты, братец, осёл, и дурак, и скотина, -- ты сам себе цены не знаешь, сколько ты по своим дарованиям заслуживаешь. Ты мне помог под Новый год весь предлог жизни исправить, через то, что я вчера на балу любимой невесте важного рода в любви открылся и согласие получил, в этот мясоед и свадьба моя будет.

-- Желаю, -- говорю, -- вам и будущей супруге вашей принять закон в полном счастии.

-- А ты за это выпей.

Я не мог отказаться и выпил, но дальше прошу отпустить.

-- Хорошо, -- говорит, -- только скажи мне, где ты живёшь и как тебя звать по имени, отчеству и прозванию: я хочу твоим благодетелем быть.

Я отвечаю:

-- Звать меня Василий, по отцу Кононов сын, а прозванием Лапутин, и мастерство моё тут же рядом, тут и маленькая вывеска есть, обозначено: "Лапутин".

Рассказываю это и не замечаю, что все гости при моих словах чего-то порскнули и со смеху покатились; а барин, которому я фрак чинил, ни с того ни с сего хлясь меня в ухо, а потом хлясь в другое, так что я на ногах не устоял. А он подтолкнул меня выступком к двери да за порог и выбросил.

Ничего я понять не мог, и дай бог скорее ноги.

Прихожу, а жена спрашивает:

-- Говори скорее, Васенька: как моё счастье тебе послужило?

Я говорю:

-- Ты меня, Машенька, во всех частях подробно не расспрашивай, но только если по этому началу в таком же роде дальше пойдёт, то лучше бы для твоего счастья не жить. Избил меня, ангел мой, этот барин.

Жена встревожилась, -- что, как и за какую провинность? -- а я, разумеется, и сказать не могу, потому что сам ничего не знаю.

Но пока мы этот разговор ведём, вдруг у нас в сеничках что-то застучало, зашумело, загремело, и входит мой из первого номера благодетель.

Мы оба встали с мест и на него смотрим, а он, раскрасневшись от внутренних чувств или ещё вина подбавивши, и держит в одной руке дворницкий топор на долгом топорище, а в другой поколотую в щепы дощечку, на которой была моя плохая вывесочка с обозначением моего бедного рукомесла и фамилии: "Старьё чинит и выворачивает Лапутин".

Вошёл барин с этими поколотыми досточками и прямо кинул их в печку, а мне говорит: "Одевайся, сейчас вместе со мною в коляске поедем, -- я счастье жизни твоей устрою. Иначе и тебя, и жену, и всё, что у вас есть, как эти доски поколю".

Я думаю: чем с таким дебоширом спорить, лучше его скорее из дома увести, чтобы жене какой обиды не сделал.

Торопливо оделся, -- говорю жене: "Перекрести меня, Машенька!" -- и поехали. Прикатили в Бронную, где жил известный покупной сводчик Прохор Иваныч, и барин сейчас спросил у него:

-- Какие есть в продажу дома и в какой местности, на цену от двадцати пяти до тридцати тысяч или немножко более. -- Разумеется, по-тогдашнему, на ассигнации. -- Только мне такой дом требуется, -- объясняет, -- чтобы его сию минуту взять и перейти туда можно.

Сводчик вынул из комода китрадь, вздел очки, посмотрел в один лист, в другой, и говорит:

-- Есть дом на все виды вам подходящий, но только прибавить немножко придется.

-- Могу прибавить.

-- Так надо дать до тридцати пяти тысяч.

-- Я согласен.

-- Тогда, -- говорит, -- всё дело в час кончим, и завтра въехать в него можно, потому что в этом доме дьякон на крестинах куриной костью подавился и помер, и через то там теперь никто не живёт.

Вот это и есть тот самый домик, где мы с вами теперь сидим. Говорили, будто здесь покойный дьякон ночами ходит и давится, но только всё это совершенные пустяки, и никто его тут при нас ни разу не видывал. Мы с женою на другой же день сюда переехали, потому что барин нам этот дом по дарственной перевёл; а на третий день он приходит с рабочими, которых больше как шесть или семь человек, и с ними лестница и вот эта самая вывеска, что я будто французский портной.

Пришли и приколотили и назад ушли, а барин мне наказал:

-- Одно, -- говорит, -- тебе мое приказание: вывеску эту никогда не сметь переменять и на это название отзываться. -- И вдруг вскрикнул:

-- Лепутан!

Я откликаюсь:

-- Чего изволите?

-- Молодец, -- говорит. -- Вот тебе ещё тысячу рублей на ложки и плошки, но смотри, Лепутан, -- заповеди мои соблюди, и тогда сам соблюдён будеши, а ежели что... да, спаси тебя господи, станешь в своём прежнем имени утверждаться, и я узнаю... то во первое предисловие я всего тебя изобью, а во-вторых, по закону "дар дарителю возвращается".

-- …только помни, что с этих пор ты называешься -- "Лепутан", и так в моей дарственной именован. Храни это имя: тебе это будет выгодно.

Остались мы в своём доме хозяйствовать, и пошло у нас всё очень благополучно, и считали мы так, что всё это жениным счастием, потому что настоящего объяснения долгое время ни от кого получить не могли, но один раз пробежали тут мимо нас два господина и вдруг остановились и входят…

-- Нам нужно самого мусье Лепутана.

Я выхожу, а они переглянулись, оба враз засмеялись и заговорили со мною по-французски.

Я извиняюсь, что по-французски не понимаю...

-- … А вы разве не знали, через что он вам всё это благодетельство оказал?..

-- Представьте, -- говорю, -- а мы о сю пору ничего этого понять не могли…

-- Но, однако, -- продолжают мои гости, -- ему от этого ничего не помоглося, -- вчера с ним новая история вышла.

И рассказали мне такую новость, что стало мне моего прежнего однофамильца очень жалко.

Жена Лапутина, которой они сделали предложение в заштопанном фраке, была ещё щекотистее мужа и обожала важность. Сами они оба были не бог весть какой породы, а только отцы их по откупам разбогатели, но искали знакомства с одними знатными. А в ту пору у нас в Москве был главнокомандующим граф Закревский, который сам тоже, говорят, был из поляцких шляхтецов, и его настоящие господа, как князь Сергей Михайлович Голицын, не высоко числили; но прочие обольщались быть в его доме приняты. Моего прежнего однофамильца супруга тоже этой чести жаждали. Однако, бог их знает почему, им это долго не выходило,..

…прибавил в виде финала, что на другой же день ему довелось, идучи с работою по бульвару, встретить самого анекдотического Лапутина, которого Василий Коныч имел основание считать своим благодетелем.

-- Сидит, -- говорит, -- на лавочке очень грустный…

А Коныч, по своей простоте, стал барина утешать.

-- Не ищите, -- говорит, -- сударь, подучения. Лапутиных, точно, много есть, и есть между них люди очень честные, как, например, мой покойный дедушка, -- он по всей Москве стелечки продавал...

А он меня вдруг с этого слова враз через всю спину палкою... Я и убежал, и с тех пор его не видал, а только слышал, что они с супругой за границу во Францию уехали, и он там разорился и умер, а она над ним памятник поставила, да, говорят, по случаю, с такою надписью, как у меня на вывеске: "Лепутан". Так и вышли мы опять однофамильцы.

Василий Коныч закончил, а я его спросил: почему он теперь не хочет переменить вывески и выставить опять свою законную, русскую фамилию?

-- Да зачем, -- говорит, -- сударь, ворошить то, с чего новое счастье стало… -- моя французская вывеска, хотя, положим, все знают, что одна лаферма, однако через неё наша местность другой эфект получила, и дома у всех соседей совсем другой против прежнего профит имеют.

Так Коныч и остался французом для пользы обывателей своего замоскворецкого закоулка, а его знатный однофамилец без всякой пользы сгнил под псевдонимом у Пер-Лашеза. 

Выдержка из книги о Врангеле

Врангель Пётр Николаевич (1878 – 1928) -- русский военачальник, участник Русско-японской и Первой мировой войн, один из руководителей Белого движения в годы Гражданской войны.

… Николай Егорович вспоминал, что в Ростове летом было необыкновенно жарко и его жена с детьми на лето переезжала на дачу, которая находилась в двух часах езды от Ростова… «Я отправлялся туда на субботу и воскресенье. Мы купались в речке, ловили рыбу и однажды поймали громадного краба, который и жил только в этой реке. Иногда мы ездили на охоту и тогда проводили ночь под открытым небом. С крестьянами-хохлами мы жили ладно. Они приходили ко мне за советом, поручали мне как почётному мировому судье решать третейским судом их тяжбы; к жене обращались за медицинской помощью, предпочитая, как все русские простолюдины, лечиться у “барыни”, чем у заправских докторов. В день именин жены и детей устраивались театральные представления, на которых мальчики и их товарищи из города были актёрами. Праздник обыкновенно заканчивался угощением деревни и фейерверком». К одному из таких праздников Петру (Петру Николаевичу Врангелю – Ред.) сшили костюм чёртика из лохматой чёрной материи, облегавший его с ног до головы. У чёртика были рога и длинный красный язык. По воспоминаниям отца, Пете особенно понравился длинный хвост на проволочном каркасе с кисточкой на конце, который можно было поднимать трубой, дёргая за верёвочку. С этим костюмом связана забавная история. Вот как её описал Николай Егорович: «В этом необычайном наряде, которого ещё никто не видел, он отправился в поле, где не наши, а незнакомые хохлы косили хлеб. Увидев воочию самого “биса”, хохлы бросились бежать. Бис с диким рёвом понёсся за ними, то взвивая хвост крючком, то волоча по земле. К несчастью, хвост за что-то зацепился и оторвался. Видя врага, лишённого столь существенного и страшного украшения, хохлы набрались храбрости и в свою очередь с косами в руках перешли в наступление. Теперь уже бис пустился наутёк. На крик людей мы выскочили на двор и увидели страшную и комическую картину. По полю во все лопатки нёсся чёрт, то внезапно останавливаясь и с диким рёвом бросаясь в контратаку на врагов, которые снова, объятые ужасом, отступали, то, выиграв этим время, вновь мчался по направлению к дому. И опять гнались за ним, и опять контратака и отступление. Уже вывели лошадей, чтобы скакать на выручку, когда ловкий бис явился цел и невредим.

Б. В. Соколов Врангель. Жизнь и смерть за Россию М.: Вече, 2013 г.

Коротко о писателе Стефанике (1871 – 1936)

Родился Василий Семёнович Стрефаник в селе Русов (Австро-Венгрия). За участие в предвыборной кампании Русско-украинской радикальной партии был арестован и некоторое время находился в коломыйской тюрьме. Высшее образование получил на медицинском и философском факультетах в Вене и Кракове. Первый сборник Стефаника «Синяя книжечка», высоко оценен литературной критикой русинской интеллигенции. Был депутатом Австрийского парламента. В 1928 году Стефанику была назначена персональная пенсия от советского правительства, от которой тот отказался в 1933 году в знак протеста против голода и репрессий в Советском Союзе.

Писал главным образом новеллы о жизни и нравах галицийской деревни. Персонажи у Стефаника несут на себе печать фаталистической обречённости. Подчеркивая биологическое начало в человеке, Стефаник уделял много внимания патологическим явлениям или проявлениям глубокого одичания.

Курьёзы

США и Украина выступили …против российского проекта резолюции по борьбе с героизацией нацизма, который большинством голосов принял Третий комитет Генассамблеи ООН по социальным и гуманитарным вопросам. За него проголосовало 121 государство, 55 стран воздержались. https://ria.ru/20191108/1560696658.html

В ноябре 2019 года в городе Измаиле прошло заседание «философско-просветительского» лектория, на котором рассуждали об «энергопотенциале» денег и «философии синтеза». Последователи «философии синтеза» определяют это направление как «учение о неизречённой самоорганизации метагалактики и человека».

«В городе Измаиле появился ещё один академик МАОН!» -- торжественно протрубила местная пресса. Дотошные читатели решили проверить -- что за академия такая?.. И вот что выяснили.

Существует две академии с таким названием. Первая называется: ГРОМАДСЬКА ОРГАНІЗАЦІЯ «МІЖНАРОДНА АКАДЕМІЯ ОСВІТИ І НАУКИ». Зарегистрирована в Киеве. «Громадська» -- значит общественная. Других сведений об этой организации в интернете читатели не нашли. Увы.

Зато вторая организация -- «МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ» -- имеет свой сайт. MAONinfo.ru Это уже не общественная, но «Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования». Зарегистрирована в Москве. Руководство и педагогический состав академии – 9 человек. Стоимость одного из семинаров «Индивидуальная первичная биоэнергетическая диагностика человека» -- 1500 рублей… В справке о материально-техническом обеспечении академии указаны два стола, восемнадцать парт, двадцать стульев! вентилятор, компьютер, три огнетушителя, кассовый аппарат и много другого инвентарного имущества, включающего в себя – 15 портретов учёных!

После распада Советского Союза, словно, грибы после дождя, размножились академии…

Международная академия каббалы. Располагает сайтом. Некоторые сведения оттуда: «Каббалистическая методика позволяет ощутить скрытый от нас высший информационный уровень, управляющий миром, прочувствовать своё посмертное состояние, ибо Творец создал только одно творение, называемое «Адам» – желание наслаждения».

Перечислять все академии, возникшие на постсоветском пространстве, не станем, поскольку список окажется очень длинным…

В одной из школ Измаила провели танцевальный флешмоб «мовної єдності» (языкового единства). «Единство» на Украине выражается в том, что с 2020 года на всей её территории не останется классов с русским языком обучения, начиная с пятого класса и старше. Запрет получать среднее и высшее образование на русском языке, на языках других «меньшинств» ввели в 2017. Дикость такая происходит при попустительстве «цивилизованного человечества», обитающего в странах «западной демократии».

В Киеве в 2019 году появился Офис образовательного омбудсмена. Для русских «получателей образования» прав в полном объёме не предусмотрено. Однако каждый желающий может направить обращение к омбудсмену по поводу нарушения своих прав!

«Нове бачення історії» (новое видение истории), как выражаются украинские «науковці» («учёные»), превратилось ныне в совершенную фантастику! Один из примеров -- в статье «О древне-украинском флоте в Америке», размещённой на нашем сайте. Читайте, наслаждайтесь.

Как ни странно, творчество галицкого писателя Стефаника рекомендовано для детей среднего и старшего школьного возраста...

Выдержки из рассказа Стефаника «ПІСТУНКА» (нянька. — Ред.) «Сидить мала пістунка Парася й держить у подолку дитину; кругом неї таки самі пістунки и пістуни... Парася каже, щоби гратися в похорон і щоби голосити» (Парася сказала, чтобы дети играли в похороны и громко плакали).

…«Я чула, що мої тато вночі казали, аби ця дитина не находиласи в хаті, бо вона не наша дитина, а гусаря зайшлого, то кажуть тато до мами: «Або ти її вбий, або закопай, а я її не хочу». А мама кажуть: «А як я закопаю живу дитину?» — «То ти вперед убий, а потім закопай» (Отец советует матери, мол, ребёнка надо убить, а уж потом закопать)...

Рассказ Стефаника «БАСАРАБИ» начинается словами: «Тома Басараб хотів повіситися» (хотел повеситься)…

Странные явления сотрясают всемирную паутину и школьные хрестоматии... В том же рассказе «Пістунка» вместо словосочетания «гусаря зайшлого» (гусара пришлого) значится -- «гусаря московського» (гусара московского)... Любой желающий может проверить это, набрав в поисковике искомое слово «Пістунка».

Акции «Голодомора» на территории современной Украины стараниями толстосумов стали походить на фарс.

Военные, курсанты, работники коммунального хозяйства и исполкома, улыбки, дорогие наряды актёров! «…После проведения акции… отправились в зрительный зал Дворца культуры, где состоялся вечер-реквием «Страдания, муки и горе моего народа» -- литературно-музыкальная композиция в постановке и исполнении Народного музыкально-драматического театра детско-юношеского театра-студии «Эдельвейс»… талантливые актёры под руководством профессионального режиссёра делают выверенную продуманную постановку на эту тему -- зал буквально сотрясался от рыданий зрителей» http://www.izmail.es/article/42488 (фото «рыдающего» зала прилагаются).

Украинские футбольные фанаты недавно до слёз довела бразильца – игрока команды «Шахтёр». Фанаты-расисты хором имитировали звуки, издаваемые стадом (гуртом) обезьян...

Львовская телестудия недавно подёргала за уши журналиста Руслана Коцабу, «агента Кремля». Это прогресс! Образец культурного поведения и европейской толерантности! Ведь его даже и не побили!

Премьер-министр Украины Алексей Гончарук присутствовал недавно на концерте «гурта» «Сокира Перуна».

«Топор Перуна» -- рок-группа, в котором прослеживаются нацистские настроения»… Гончарук родился в Жмеринке, закончил МАУП -- Межрегиональную академию управления персоналом (С этой академией связана «трудовая биография» небезызвестного профессора Бебика – «первооткрывателя украинских мамонтов» и «древних украинцев»). Имя премьера Гончарука неразрывно связано с одним из экспертно-аналитических центров (существовавших за счёт западных грантов), а также с Киево-Могилянской академией (В народе её прозвали «расово правильной академией»).

«Нардеп-плакса» Анна Скороход слила секреты украинского парламента… Ранее она попала в поле зрения СМИ из-за того что расплакалась во время голосования. В последующем её обвинили в даче взяток. Скороход не осталась в долгу и слила информацию о зарплатах в конвертах: «Здесь зарплаты по 5 тысяч в конвертах, а вы говорите — три тысячи долларов за решение в комитете». Она ещё рассказала о секретном шифре, который использует спикер Рады, призывая депутатов к голосованию. «Прошу определиться и голосовать» — когда надо голосовать против проекта закона, и «Прошу поддержать и голосовать» — когда надо отдать голос за законопроект», — отметили авторы Telegram-канала «Зрада чи Перемога».

В прессе Украины обсуждалась скандальная новость о «надувной резиновой кукле» в должности замминистра инфраструктуры… «Замминистра инфраструктуры по вопросам европейской интеграции Александра Клитина намерена была обратиться в суд за клевету»… Уволенная после секс-скандала замминистра Клитина анонсировала новый брифинг. https://strana.ua/news/235962-aleksandra-klitina-anonsirovala-novyj-brifinh.html

-----------  

Уважаемые читатели, новые материалы на сайте мы стараемся размещать, примерно, раз в месяц. Сообщайте друзьям своим, оставляйте ссылки на наше независимое издание во всемирной сети. Вместе мы -- сила!

Новые музыкальные ролики, не вошедшие в раздел «Музыкальная шкатулка», вы можете отыскать на канале Youtube.com – «Дунайская волна» dunvolna.org

https://www.youtube.com/channel/UCvVnq57yoAzFACIA1X3a-2g/videos?shelf_id=0&view=0&sort=dd

2019 год

Музыкальная шкатулка

Библиотека Статьи : История Литература : Главная :
Информационно-культурное электронное издание "Дунайская волна"© 2015  
Эл. почта: dunvolna@rambler.ru